akurochkin (akurochkin) wrote,
akurochkin
akurochkin

Category:

3.3 Постмодерн, как средство подавления сопротивления

Тихая вода берега подмывает
(русская пословица)    

      3.3.1 Постмодерн и постмодернизм
      Ряд работ, таких например как [48-51], познакомил нас с чем-то смутным, зловещим и таким же неотвратимым, как прогресс. Сейчас, попробовав этого «троянского коня» на практике, все больше исследователей и экспертов приходит к мнению, что это нечто, не имеющее четкой формы и определенного содержания, известное под названием «постмодерн», является специфическим набором средств и инструментов для дезинтеграции (уничтожения) современной человеческой цивилизации с неопределенной целью. Для обозначения этого явления применяются яркие и образные определения. 
      Например, политический постмодерн характеризуется как абсолютное оружие, гигантской разрушительной силы, своеобразная «лучевая суперпушка», разрушающая государства [52,53]. В частности, отмечается, что для постмодернистского мышления характерна замена причинно-следственных связей красивыми фразами, парадоксальными и зачастую абсурдными умозаключениями [54].
      «Единого общепризнанного определения постмодерна на сегодняшний день не существует. Термины «постмодерн» и «постмодернизм» образуются с помощью приставки «пост». Данный способ образования философских, равно как и находящихся за пределами философии, понятий получил распространение в конце XX века. Термины, образованные таким образом – постструктурализм, постпозитивизм, постиндустриализм, посткоммунизм и т.п. – являются парадоксальными, поскольку они не указывают напрямую на свою сущность, свой предмет, а лишь фиксируют связь с содержанием непосредственно предшествующего понятия. Как правило, эта связь представляет собой своеобразное отрицание, которое в отличие от диалектического или негативного отрицаний – состоит в том, что оно не преодолевает предшествующую форму, а ограничивает её значение» [55]. 
       Большинство исследователей пытается связать зарождение постмодернизма, как специфического мировоззрения с развитием электронных и информационных технологий, т.е. как начало перехода от индустриального общества к информационному. Однако апологеты постмодернизма претендуют при этом на то, что он наиболее адекватно описывает современное состояние общества, передает широко распространённое умонастроение не только интеллигенции, но уже и широкой массы населения. Игнорируя при этом появление и массовое развитие суицидальных и апокалипсических общественных настроений, которые в принципе никак напрямую не связаны с развитием информационных технологий. Наличие этого противоречия показывает на существование внутри постмодерна некоторого деструктивного процесса, который умело скрывается под обилием словесной и информационной шелухи.
       В эсхатологическом плане начало массового применения постмодернизма, как идеологии, и впоследствии, как мировоззрения, приходится на конец 1960-х годов и исторически связано с рождением Мошиаха 3-5 февраля 1962 года. Именно после его рождения эта идеология начинает свое победное шествие по миру. Постмодерн проявляет себя не как отрицание «модерна», т.е. современности середины XX века, а как отрицание сложившейся человеческой цивилизации. Сама постановка вопроса об отрицании человечества или об «освобождении», в иудейской трактовке этого понятия, становится возможной только после рождения очень мощного мага, способного воспользоваться всем арсеналом атлантической магии. И такой маг, именуемый в православной традиции Мошиахом и антихристом, появился (его описание приведено в п. 2.6).
При наложении категорий постмодерна и постмодернизма на эсхатологическую шкалу измерения эти понятия проявляют свою сущность и обретают четкую форму, что позволяет их идентифицировать. Выразим эти термины, их сущность и форму посредством следующих определений. 
     Постмодерн – это процесс разрушения современной человеческой цивилизации за счет эклектичного набора средств и приемов для построения на ее обломках расового тоталитарного общества – царства Мошиаха. 
     Постмодернизм – это идеология, за счет эклектичного набора средств и приемов, в частности отрицания, извращения и осмеяния реальности, подавляющая чувства и инстинкты самосохранения, а также побуждающая и обосновывающая необходимость отказа от сопротивления в процессе разрушения человеческой цивилизации. 
      Осознание сущности постмодерна и постмодернизма позволяет классифицировать их как враждебные по отношению к человечеству явления. Соответственно, адептов и идеологов постмодернизма, а также людей, в силу тех или иных причин, пропагандирующих его, следует относить к опасным для общества субъектам.
      Одним из главных инструментов реализации постмодерна является глобализм. Имея ту же тщательно замаскированную и скрываемую природу, глобализм также, как и постмодерн, не имеет однозначного определения. Этот термин, был введен в широкий оборот в 1996 году на 25-ой сессии Всемирного экономического форума в Давосе, где дискуссия была выстроена вокруг темы «Глобализация основных процессов на планете».
      Изначально этот термин позиционировался как составная часть объективно требуемого человечеству межгосударственного интеграционного процесса. Однако по мере реализации и накопления негативного опыта пришло осознание неоднозначности этого термина. Появились подтверждаемые фактами мнения о том, глобализация это: миф, форма достижения мирового господства, способ скрытого паразитирования, мировая экспансия США, и т.д.
      Однако, как и в случае с постмодерном осознание глобализации, как процесса, становится возможным только на эсхатологической шкале. Переосмысление этого термина позволило синтезировать следующую формулировку. 
      Глобализация – это процесс распространения и внедрения суицидальной идеологии постмодернизма на все человечество, в качестве «троянского коня» внутри потоков финансов, товаров и услуг, которые для этого унифицируются, навязываются и гиперболизируются, с точки зрения интенсификации и территориального распространения.
      Говоря образно, глобализация является суицидальным ядом для человечества и его цивилизации, выдаваемым за лекарство. Естественно, что с объединением человечества в единое целое, т.е. с интеграцией, глобализация не имеет ничего общего, хотя и сопоставима ей по необходимой масштабности процесса.

       3.3.2 Разрушение государства и нравственной основы социума
       Национальные и, в более общем случае, суверенные государства, как носители воли объединяемых ими народов, являются естественными препятствиями на пути установления царства Мошиаха, поэтому постмодерн направлен, прежде всего, против них. 
       Серьезным препятствием для постмодерна являются вообще любые традиционные формы общественного объединения людей, такие как семья, церковь, армия, государственные или производственные аппараты управления.
       Многие исследователи указывают, что цель постмодернистской идеологии – это установление глобального господства нового типа, когда управлению подлежат не отдельные социальные организмы, а их структуры, мировоззрения, мотивации, действия, намерения и т.д. Такие социальные организмы, как государство, класс или этнос будто бы исчезают, образуя огромную, недифференцированную массу, которая мыслится как статистическая категория, а не как социальная общность [56].
      Главным производителем реальности стали средства массовой информации, поставившие на поток производство симулякров как особых продуктов культурной индустрии, формирующих среду, в которой живет человек постиндустриальной эпохи. Таким образом, реальность оказалась вытесненной симулякрами – создаваемыми СМИ муляжами, имиджами и масками.
       «Появилась и активно финансируется масса подростково-молодежных, женских и др. специализированных, предназначенных для конкретных целевых аудиторий так называемых глянцевых журналов и телепрограмм с идентичной идеологией, направленной на приобщение к рок-секс-наркотической субкультуре, в том числе посредством внедрения специфических жаргонов, стандартов, символов, стереотипов, оказывающихся так или иначе связанными с культом насилия, секса, бездуховности. В качестве эталонов для подражания предлагаются «герои» сомнительных нравственных характеристик. Киллеры, путаны, прожигатели жизни и др. маргинальные личности.    Подогревается сексуальность, прививается легкомысленное отношение к жизни, поощряется эгоизм, предательство, альтернативные виды взаимоотношений. Всеми способами дискредитируются родители как носители «безнадежно устаревших» традиционных взглядов и моделей поведения» [56].
       Но все это лишь негативная тень основных процессов, которые охватывают и пронизывают всю нашу жизнь и успешно маскируются под общественное благо. В их числе такие составные части постмодернизма как: мультикультуризм, толерантность, политкорректность и т.д. 
       Считается, что мультикультуризм – это составляющая господствующей идеологии развитых стран, применяемая в общественной жизни и декларирующая равенство различных этнических групп, одинаковую ценность их культур для исторического развития человечества. Кроме того мультикультуризм утверждает равноценность общественного большинства и различных меньшинств, уравнивая социальные нормы, девиации и патологии. Он применяется в качестве доводов и мотиваций в тех случаях, когда применение демократических принципов в классическом прочтении не позволяет достигнуть требуемого результата. Переосмысление этого понятия с эсхатологической точки зрения позволило синтезировать следующую формулировку. 
       Мультикультуризм – это идеологическая составляющая постмодернизма и мощное средство социальной дезинтеграции, призванное разрушать этико-культурную основу общества и коллективного чувства самосохранения, а также, посредством противопоставления и гиперболизации одних механизмов выживания по сравнению с другими, препятствующая выработке объединяющих общество смыслов под воздействием естественно возникающего инстинкта самосохранения. 
       Говоря образно, мультикультуризм является суицидальным ядом для традиционных (исторически обусловленных) народов и этносов, выдаваемым за лекарство. Естественно, что с декларированным созданием общечеловеческой культуры, т.е. с культурной интеграцией, мультикультуризм не имеет ничего общего.
       Мультикультуризм заставляет каждого человека отказаться от своей самоидентичности в обмен на возможность осознавать себя порядочным, цивилизованным и прогрессивным человеком. Фактически человека заставляют выбирать беззащитность в обмен на престиж. Для этого в массовое сознание людей была внедрена мысль о том, что лучшим представителям человечества должны быть присущи определенные стандарты поведения. В их число в частности входит толерантность и политкорректность.
      Согласно Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1995 году, толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) была представлена человечеству как средство достижения гармонии в многообразии, как добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. 
       Толерантность, как оружие, относительно молодое изобретение, датируемое 1689 годом, когда в Англии был принят Акт о Толерантности. Который юридически и фактически закрепил результаты Английской буржуазной революции: переход от абсолютной монархии к конституционной и внедрение протестантизма взамен католицизма, т.е. фактически переформатировал и переподчинил английский социум. Это понятие позиционируется как благородное, например, через афоризм, приписываемый Вольтеру: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение».
       Однако даже сами адепты толерантности указывают на отрицательные эффекты, возникающие при применении его на практике. Во-первых, он разрушает все ценностные ориентиры. По образному выражению Г.К.Честертона: «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят». А во-вторых, он столь сильно понижает жизнеспособность общества, что его приходится искусственно ограничивать за счет установления минимальных моральных стандартов, серьезное нарушение которых не допускается сообществом, т.е. фактически за счет отказа от толерантности, но на более низком уровне защищенности. Переосмысление этого понятия с эсхатологической точки зрения позволило осознать его следующим образом. 
      Толерантность – это идеологическая составляющая мультикультуризма, разрушающая интегральную основу общества до состояния набора индивидов, адресованная к ним и склоняющая их отказываться от защиты своего социума в обмен на внушение ощущения престижа.
Говоря образно, толерантность – это социальный инструмент превращения человека в библейского персонажа – Иуду Искариота с оплатой в виде словесной похвалы.
       Политкорректность (от англ. politically correct – «соответствующий установленным правилам») – практика прямого или опосредованного запрета на высказывание определённых суждений, обнародование фактов, употребление слов и выражений, считающихся оскорбительными для определённых общественных групп, выделяемых по признаку расы, пола, возраста, вероисповедания, сексуальной ориентации и т.д. Это понятие трактуется как идеология, предписывающая выработку и употребление «нейтральных» терминов вместо того, чтобы называть вещи своими именами.
       Политкорректность на практике является определенной разновидностью толерантности, в которой моральное поощрение заменено теми или иными формами принуждения. Нарушения политкорректности сейчас принято рассматривать как проявления экстремизма и соответствующим образом преследовать. В России принуждение к политкорректности осуществляется, в частности, печально известной статьей 282 УК РФ. 
       Практика принуждения к политкорректности по факту не позволяет выявлять, обсуждать и находить решения внутри общественных противоречий, т.е. блокирует социальные механизмы самосохранения и самоадаптации. Переосмысление этого понятия с эсхатологической точки зрения позволило осознать его следующим образом. 
       Политкорректность – это идеологическая составляющая мультикультуризма, разрушающая интегральную основу общества до состояния набора индивидов, адресованная к ним и принуждающая их персонально отказываться от защиты своего социума под угрозой физической расправы или материального наказания.
        Говоря образно, политкорректность – это социальный инструмент силового принуждения человека уподобиться библейскому персонажу – Иуде Искариоту.
       Разрушенное с помощью постмодернизма и дезинтегрированное до состояния набора индивидов, общество не оставляется в покое, поскольку не это является конечной целью. Ему, более неспособному оказать сопротивление навязывается процесс самоуничтожения, или образно говоря «социальный дарвинизм». Отныне отбор всех проектов, сфер приложения усилий и средств осуществляется в соответствии лишь с учетом прибыльности и окупаемости, что оставляет вне рамок процессов жизнедеятельности детей, стариков, инвалидов, здравоохранение, экологию, науку, культуру, образование, спорт и т.д., а значит – самого человека. 

       3.3.3 Подавление способности к осмысленным действиям
       Мысль о том, что существует специально созданная мощная «машина по промывке мозгов», не является ни новой, ни оригинальной. Мы более или менее уже привыкли к тому, что телевидение, другие СМИ и, отчасти, интернет, осуществляют враждебную и опасную для человеческого сознания деятельность и так или иначе научились от них защищаться. Кто-то еще только догадывается, а кто-то уже точно знает, что их влияние на человечество, в целом, и на каждого человека, в отдельности, направленно на понижение жизнеспособности и подавление эволюционно обусловленных способностей к самоорганизации и самоадаптации.
       Вместе с тем, осознание этого не приводит со стороны уничтожаемого социума к выработке адекватных средств противодействия. Этот парадокс принято объяснять понижением интеллектуального уровня современного массового человека и политических лидеров, что в действительности является не совсем точным утверждением. Более правильным будет указать на существование специальных средств и приемов, подавляющих способности человека к осмысленным действиям по самосохранению и защите своего социума. К ним относятся: подмена понятий, смеховая культура, программы поведения с нулевым результатом, формирование ложных целей и ложных лидеров, и т.д. 
       Об опасности подмены понятий или смысла употребляемых слов еще в глубокой древности предупреждал Конфуций: «Когда имена неправильные, суждения несоответственны; когда суждения несоответственны, дела не исполняются»; «Когда слова теряют свой смысл – люди теряют свободу».
Суть такой подмены в том, что человек осуществляет процесс мышления через категории или смыслы слов. Для эффективной координации коллективных действий необходимо, чтобы процесс мышления индивидов осуществлялся синхронно, т.е. чтобы информационный обмен был унифицирован. При этом смысловой полиморфизм слов приводит к дезорганизации коллективных усилий. Это явление хорошо иллюстрируется одной, казалось бы, забавной особенностью русского народа. Осознав на практике, что современный язык не позволяет эффективно координировать совместные действия, в народе родилась вынужденная привычка замены слов на мат. Нужно быть русским человеком, чтобы осознавать высочайшую эффективность этого народного изобретения, которое и практикуется, и осуждается одновременно.
       Как мы теперь знаем именно такую подмену понятий и смысла слов призван осуществлять постмодернизм, вообще, и политкорректность, в частности.
       Другим не менее эффективным средством снижения жизнеспособности общества является специально организованное высмеивание. Смех сам по себе является мощным терапевтическим и тонизирующим средством, объединяющим началом, но также может использоваться для программирования или перепрограммирования человека. Для этого специально формируется своеобразная смеховая культура. Впервые для разрушения государства она была применена в XVI веке во Франции. Для этого с помощью епископа Эразма Роттердамского была создана такая яркая личность как Франсуа Рабле с его произведением «Гаргантюа и Пантагрюэль». Применение смеховой культуры, наряду с другими средствами, за два века привело к созданию условий для свержения французской монархии в XVIII веке и провозглашению республики. То есть опять же к переформатированию и к переподчинению, но уже французского социума.
      Специально подготовленный, в соответствии с некоторой сюжетной схемой, смех способен понижать уровень сопротивления к чужеродному программированию и подавлять способность человека к осмысленным персональным и коллективным действиям по самосохранению. По образному выражению Аверинцева: «... создавать догматы – это не функция смеха, но вот своей силой навязывать непонятые и непонятные, недосказанные и недосказуемые мнения и суждения, представления и оценки, т.е. те же "догматы", терроризируя колеблющихся тем, что французы называют peur du ridicule, – такая способность для смеха весьма характерна, и любой авторитаризм ей энергично пользуется. Смехом можно заткнуть рот, как кляпом. Террор смеха, не только успешно заменяет репрессии там, где последние почему-либо неприменимы, но не менее успешно сотрудничает с террором репрессивным там, где тот применим» (цитируется по [57]). 
       Мощным дезинтегрирующим общество эффектом являются «программы поведения с нулевым результатом». Их организовывать достаточно просто. Выбирается по настоящему насущная проблема и запускается компания по ее решению... без адекватного плана, без подготовительных мероприятий и без подготовки инфраструктурного инструментария. Люди, вдохновленные наилучшими пожеланиями, активно подключаются... и через некоторое время на практике осознают невозможность решения. Время и ресурсы потрачены, а результат всех усилий нулевой. Как следствие люди дезориентированы, а социум дезинтегрирован до отдельных людей и их мнений о произошедшем. Ярким современным примером запуска «программы поведения с нулевым результатом» в России является объявленная на высшем уровне 12 ноября 2009 года… модернизация.
       Одним из наиболее эффективных приемов подавляющих способности человека к осмысленным действиям по самосохранению и защите своего социума является формирование ложных целей и ложных лидеров. Для этого разрабатывается некоторая цель, достижение которой не приводит к положительному результату. Под эту цель разрабатывается внешне убедительное обоснование и формируется общественное мнение о важности и актуальности достижения этой цели для общественного блага. Для исключения возможности для самоорганизации общества при достижении ложной цели готовится ложный лидер, авторитет которого поднимается в ряде специальных мероприятий. В результате организуется процесс канализации созидательной социальной энергии в основном для разрушительных действий. Попытки отдельных индивидуумов осмыслить пагубность процесса подавляются авторитетом ложного лидера. Типичным примером применения для современной России приема формирования ложных целей и ложных лидеров является фигура М.Калашникова с его идеями технократического братства, футурополисов и опричнины.
       Следует отметить, что для всего существующего множества средств и приемов, подавляющих способности человека к осмысленным действиям по самосохранению и защите своего социума характерна необходимость для осуществления незаурядного интеллекта, воли и различного рода ресурсов. Это означает наличие злого умысла и, соответственно, осознающих, что творят, акторов, являющихся, по сути, непримиримыми врагами разрушаемого ими общества и уничтожаемых через это людей. Важно отметить, что зло творится не случайно в силу неведения, а намеренно. Чтобы остановить этот процесс творения зла необходимо понять, что же заставляет людей посвящать служению ему свою жизнь.
       Все средства зла, осуществляющие разрушения: государства, социума, семьи, нравственности, способности к осмысленным действиям – внешне обосновываются некоторыми причинами и мотивациями, как бы направленными на добро. Было бы слишком легкомысленно предполагать, что никто из людей не способен был обнаружить этой подмены. Более правильным было бы поискать некоторое универсальное средство принуждения людей ко злу, которое по тем или иным причинам они не способны преодолеть. Такое средство необходимо искать среди наиболее распространенных и привычных для нас категорий, которые играют наиважнейшую роль в системе обеспечения жизнедеятельности современного человечества. Обнаружить его достаточно легко, поскольку мы им привычно пользуемся каждый день, считая непреходящей и саморазумеющейся ценностью. Этим средством подавления способности к осмысленным действиям по нейтрализации Сверхпаразита, его жрецов и адептов, а также прямого принуждения к служению и исполнению их целей являются… деньги.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments